Глава 19. Вот уже вторую четверть часа я пыталась доказать Кэролайн, что между мной и Деймоном ничего не происходит

Глава 19. Вот уже вторую четверть часа я пыталась доказать Кэролайн, что между мной и Деймоном ничего не происходит
Предыдущая12131415161718192021222324252627Следующая

Вот уже вторую четверть часа я пыталась доказать Кэролайн, что между мной и Деймоном ничего не происходит. Ну, конечно, кроме этой самой связи и парочки ничего не значащих укусов.
Подруга не верила. Мало того, ее категоричный взгляд буквально пронзал меня насквозь, заставляя чувствовать себя провинившимся ребенком.
– Постой, Елена, – в очередной раз прервала мои нелепые попытки свести все к шутке Кэролайн, – ты говоришь, что между вами связь, основанная на столь сложно выполнимом ритуале, обязательным условием которого является наличие обоюдных чувств, так? И при этом утверждаешь, что между тобой и Деймоном ничего не происходит?
Я невинно улыбнулась и кивнула, хотя прекрасно понимала, что Кэролайн сейчас расставит по полочкам и все остальные нюансы моей личной жизни. Черт, после обращения она стала слишком уж сообразительной.
– И на костюмированной вечеринке ты кусала его исключительно по-дружески?
Я снова кивнула, мысленно ожидая словесного удара ниже пояса.
– Ага, – Кэролайн придала своему лицу понимающее выражение. – Значит, терлась бедрами о него ты тоже просто так, для усиления эффекта?
Не выдержав натиска, я рассмеялась, закрывая лицо ладонями.
– Да, Елена, так я и думала, – понимающе усмехнулась подруга, придвигаясь ближе и заключая меня в объятия.
Вот только я уже не смеялась, а всхлипывала. Слез не было, но эмоции, накопившиеся за все это время, требовали выхода. Уткнувшись в любезно подставленное плечо, я тихо начала свою исповедь:
– Понимаешь, Кэр, все так запутанно… Я не хочу всего этого. Но не могу удерживать себя на расстоянии. Деймон, он… – я задумалась, пытаясь подобрать подходящее сравнение, – он как глубоководное течение – уносит все дальше и дальше, и мне порой кажется, что я уже не смогу вернуться к истокам. А еще меня пугает то, как я на него реагирую, – в ответ на вопросительный изгиб брови Кэролайн, я пояснила, отчего-то шепотом: – Я плохо себя контролирую рядом с ним, понимаешь? Особенно после того, как выпила вчера его крови. Помимо того, что мое самообладание трещит по швам, я становлюсь странной, ревнивой, какой-то по-идиотски глупой, словно…
– …словно ты влюблена? – подсказала подруга.
Я резко выпрямилась и, пытаясь чем-то занять руки, принялась теребить одну из подушек на кровати Кэролайн.
– Нет, не думаю, – честно ответила я. – Это что-то другое, со Стефаном ничего подобного не было.
Кэролайн многозначительно хмыкнула.
– Когда ты говоришь о Деймоне, – ласково произнесла она, – в твоем голосе появляются совершенно новые интонации, взгляд становится задумчивым, глаза вспыхивают странным блеском, а пульс учащается. И ты утверждаешь, что это не любовь?
Сейчас мое сердце действительно колотилось, неэкономно расходуя накопленную за завтраком кровь.
– Влечение, страсть – возможно. Но не любовь, – уверила я подругу.
– Ты как слепой котенок, Елена, ей богу! – закатила глаза Кэролайн. – Но право твое. Расскажи лучше, какие еще последствия есть у этой вашей связи?
Испытав облегчение от того, что разговор принял менее болезненную для меня тему, я повторила то, что, по сути, уже говорила: описала нашу способность понимать эмоции и физические ощущения друг друга, рассказала о невидимых нитях, которые натягиваются по мере увеличения расстояния между нами, упомянула о том, что последнее появилось как раз после школьного бала.
– И все? – уточнила Кэролайн. – Такой сложный ритуал должен подразумевать нечто гораздо большее, нежели простую ментальную связь.
– Деймон говорил, что есть еще «последствия», – вспомнила я. Нужно будет непременно расспросить его об этом. – Но на данный момент я рассказала все, что знаю.
Перед тем, как задать следующий вопрос, Кэролайн деликатно прокашлялась:
– А что Стефан? Как он отреагировал на все это?
Видимо, по выражению моего лица, подруга заведомо узнала ответ.
– Думаю, после того, как я стала вампиром, он перестал реагировать адекватно. Никогда не думала, что это может быть правдой, но он любил во мне только человечность…
Лицо Кэролайн отразило множество эмоций – от негодования до понимания. Она знала, каково это: быть отвергнутой только потому, что ты изменилась.
– Я рада, что у тебя есть Тайлер, – мягко заметила я, сжав ее руку.
– А я рада, что у тебя есть Деймон, – улыбнулась она в ответ.
И сейчас мне почему-то совсем не хотелось с ней спорить.

***

В особняк я вернулась ближе к вечеру: задушевные разговоры с Кэролайн плавно переросли в распитие дорогущей бутылки вина из коллекции Локвудов, которую Кэр предусмотрительно припасла для нас. И пусть я не была пьяна, но впервые за долгое время мне удалось просто расслабиться – вспомнить, что за панцирем навалившихся проблем я все еще остаюсь семнадцатилетней девушкой. Хотя, чего таить, я давно уже перестала ощущать себя семнадцатилетней. Порой приходится взрослеть слишком быстро…
Деймон развалился на диване с неизменным бокалом виски в руке. Я видела только его взлохмаченный затылок и закинутую на спинку дивана руку, но могла в точности описать выражение его лица – немного усталое и задумчивое. Видимо, собрание Совета основателей прошло не так гладко, как хотелось бы вампиру.
– Как дела в Совете? – я плюхнулась на другой конец дивана, удобно располагая ноги на журнальном столике.
– Хреново, – протянул Деймон. – Лиз начинает подозревать, что вампиров в городе больше, чем она думала. Кэрол требует от нее полного очищения города от нас, злобных кровопийц, и грозится в противном случае назначить нового шерифа.
Говоря все это, Сальваторе свободной рукой приподнял мои ноги с журнального столика и переложил к себе на колени. Он проделал это настолько просто и естественно, даже не заостряя внимания и не отвлекаясь от темы разговора, словно это было привычное для нас занятие – сидеть вот так. Мне вовсе не хотелось портить этот момент, поэтому, сделав вид, что ничего не произошло, я спросила:
– Интересно, подозревает ли Шериф о том, что ее дочь вампир, да еще встречается с оборотнем?
– Вряд ли, – ответил Деймон, и в этот момент его рука опустилась на мою лодыжку – ничего такого, казалось бы, но это простое прикосновение, контакт его кожи с моей, вызывали совсем не нужные сейчас ощущения, – иначе пришлось бы снова корректировать ее память.
Деймон еще что-то рассказывал о Совете, но я уже не слушала – потому что вампир принялся поглаживать подушечкой большого пальца мою щиколотку. Специально он это делал или случайно – я сказать не могла, но, зная Деймона, больше склонялась к первому варианту. Именно поэтому, сладко потянувшись, я как бы невзначай передвинула ноги, сбрасывая с них руки вампира, а затем примостила их в опасной близости от его паха. И невинно улыбнулась, всем своим видом демонстрируя, что внимательно слушаю.
– А ты способная ученица, – на губах Деймона появилась привычная ухмылка. Его взгляд нагло прошелся по мне – от лица до кончиков пальцев на ногах, особое внимание вампир заострил на слегка оголившемся бедре – юбка, черт бы ее побрал, немного задралась. В который раз я поблагодарила новые способности за то, что они не позволяют мне краснеть, – это был бы как раз такой случай. Слишком уж интимно Деймон смотрел на меня.
– Что ты имеешь в виду? – спросила я, напустив на себя ложное спокойствие.
– Ментальный блок. Тебе почти удалось его поставить.
Я округлила глаза, молясь о том, чтоб этого «почти» хватило. Перед тем, как я отправилась к Кэролайн, Деймон несколько часов объяснял, как правильно нужно «закрывать» сознание. Тогда мне показалось, что я все усвоила, сейчас же – уже не была в этом так уверена.
И меньше всего на свете мне хотелось, чтобы Деймону стали известны подробности нашего с Кэролайн разговора.
– Тебе никто не говорил, что подслушивать некрасиво? – зашипела я, намереваясь подняться с дивана.
– Только не тогда, когда разговор идет обо мне, – ухмыльнулся Деймон, на ходу перехватывая мои ноги и возвращая их на пригретое место. – На самом деле, ты неплохо все усвоила, Елена. Я не слышал подробностей разговора, но улавливал при этом все твои физические ощущения, видел образы, вспыхивающие в твоем сознании. Ты вспоминала о Стефане, Тайлере, даже Мэтте, но твое сердечко начинало биться быстрее только в момент возникновения моего образа.
Глаза Деймона опасно вспыхнули, а губы растянулись в хищной улыбке. Он прекрасно осознавал, что имеет власть надо мной, и использовал любой удачный момент, чтобы напомнить об этом.
– Не льсти себе, Деймон, – фыркнула я, отводя взгляд в сторону.
– Я всего лишь констатирую факт. Некоторые… кхм… моменты слишком внушительны, чтобы их не замечать, – он немного пошевелил бедрами, и я ахнула, когда поняла, на что именно он намекает.
Несмотря на то, что и сейчас, следуя советам Деймона, я закрывала свое сознание, ему не составило труда пробиться сквозь этот блок и запихнуть мне в голову парочку непристойных образов. Перед глазами закрутилась вереница кадров, настолько ярких, что от возмущения и смущения, я подпрыгнула на месте и рассержено стукнула Деймона в плечо.
Он лишь гортанно рассмеялся. А затем молниеносно опрокинул меня на диван, нависая сверху. Удерживая руками мои запястья, он приблизил лицо настолько близко, что кончик его носа задел мой.
Казалось, я вся замерла, ожидая каких-либо действий с его стороны. И когда я говорю замерла, именно это и имею ввиду: кровь застыла в венах, сердце не стучало и не разгоняло ее, казалось, что меня просто поставили на стоп-кадр. Но стоило Деймону провести языком по моей шее, как раз в том месте, где венка должна была бы пульсировать, одновременно с этим прижаться ко мне бедрами, как что-то взорвалось в мозгу. Я судорожно вдохнула, ощущая, как сердце с утроенной силой вытолкнуло уже насыщенную дозой эндорфинов кровь, как по холодным венам помчалась разгоряченная лава, вызывая невероятные ощущения в каждой клетке моего тела. Клыки вытянулись с характерным щелчком, капилляры вокруг глаз расширились, и все мои ощущения обострились еще больше.
Деймон внимательно следил за моей реакцией. Его слегка расфокусированный взгляд и твердость, упирающаяся мне в бедро, отчетливо свидетельствовали о том, что не у одной меня сносит крышу. Больше вампир не предпринимал ничего – лишь напряженно ждал действий с моей стороны.
Я непроизвольно закусила губу, приковывая тем самым все внимание Деймона к своему рту. Острые кончики клыков проткнули нежную кожу, нижняя губа засаднила, и я тут же почувствовала во рту невероятный вкус.
Деймон заворожено следил за алой струйкой, поползшей из уголка моего рта вниз к шее. Сейчас его лицо тоже изменилось, он перестал сдерживаться и контролировал себя – я была в этом уверена – с огромным трудом. Облизнувшись, вампир склонился ко мне и одним быстрым движением слизал кровь с лица.
И застыл в миллиметре от моих губ. Его мышцы окаменели от напряжения, последние силы Деймон бросил на попытки сдержать себя. Он хотел, чтобы я сдалась первой, но у меня были другие планы на этот счет.
Повинуясь какому-то первобытному инстинкту, совсем не слушая тоненький голосок разума, пытающийся пробиться сквозь затуманенное желанием сознание, я пошевелила бедрами, создавая трение между нами, дразня Деймона, заставляя его потерять контроль. Но он держался. Тогда я запрокинула левую ногу вокруг него и прижала вампира еще ближе.
– Черт возьми, Елена! – прорычал он.
А затем впился губами в мои губы, проникая языком в рот, сплетаясь с моим языком в замысловатом танце. Это был отнюдь не нежный, как в прошлый раз, поцелуй. Наоборот – неистовый, дикий, запретный. Его клыки царапали меня, пуская кровь, мои – царапали его, и мы целовались, одновременно с этим слизывая кровь друг друга. Тела двигались в унисон, моментально найдя в нужный ритм. И только жалкие куски ткани были преградой.
От нахлынувших ощущений мир вокруг закрутился каруселью. До предела обостренные чувства сейчас были сконцентрированы только на Деймоне, никакой осторожности или бдительности – был только он и я, а еще невероятный жар внизу живота, требующий немедленного утоления.
Я потянулась рукой к его ширинке, и как раз в этот момент Деймон молниеносно вскочил на ноги.
– Привет, Дженна, – донеслись до меня его слова.
Я потрясенно моргнула, пытаясь восстановить самообладание. Но в данный момент это казалось непосильной задачей. Деймон и сам настолько увлекся, что «пропустил мимо ушей» момент прихода моей тетушки, но сориентировался он значительно быстрее меня.
– Чем обязан? – продолжал натянуто улыбаться вампир.
– Вообще-то, – нахмурилась Дженна, то и дело норовя заглянуть за спину Деймона, – я пришла к Стефану.
Я прекрасно видела отражение тетушки в полированных дверцах книжного шкафа. И молилась, чтобы она не повернула голову и не заметила таким же образом меня, вжавшуюся в диван.
– Этого зануды нет дома, – отмахнулся Сальваторе-старший. – Ума не приложу, зачем он тебе вообще понадобился.
Я пыталась мысленно дать Деймону понять, что именно следует сейчас говорить, но вампир почему-то не реагировал. Сознательно или нет, но он вел себя так, будто действительно не понимал цели визита Дженны. А у нее, между прочим, в руках был домашний пирог!
Черт-черт-черт!
– С ним все в порядке? – насторожилась Дженна. – Елена говорила, что Стефан серьезно болен, вот я и решила навестить парня.
Деймон издал довольно странный звук – что-то среднее между смешком и покашливанием. Я кожей чувствовала, насколько весь этот разговор его забавляет.
Дженна предприняла попытку обойти Деймона и заглянуть за спинку дивана, но вампир быстро преградил ей путь.
– Не хотелось бы этого афишировать, – обреченно заметил он, – но Стефан у нас болен с детства. В семье, как говорится, не без…
– Привет! – я быстро вскочила с дивана, не давая вампиру закончить начатую фразу. – Как хорошо, что ты зашла, Дженна! Стефан отправился подлечиться… к бабушке, – придумывала я на ходу. – Но скоро вернется.
– У него осеннее обострение, – решил «помочь» мне Деймон. – А наша бабуля Кэтрин всегда знает, как обуздать эту жуткую болячку.
Напомните мне кто-нибудь придушить этого шутника!
Дженна медленно переводила взгляд с меня на Деймона. Выражение ее лица сменилось с изумленного на откровенно осуждающее.
– Снова вы за свое? – покачала она головой. – Да еще за спиной у тяжело больного парня!..
Я запоздало поняла, что она имеет в виду.
– Нет-нет, – замотала я головой, – ты все неправильно поняла. Я просто заснула на диване и…
– Я не вчера родилась, Елена, – перебила меня тетя. – Впрочем, это твоя жизнь, поступай как знаешь, – она вручила мне в руки пирог и многозначительно посмотрела на весьма небрежно распахнутую на груди Деймона рубаху, – но дома соизволь появиться ровно в десять.
Настал мой черед удивляться. Не припомню такого, чтобы Дженна вообще когда-либо требовала соблюдения комендантского часа. И, если честно, я не имела ни малейшего понятия, как правильно себя вести в данной ситуации.
– Я уже не маленькая, Дженна, – с нажимом напомнила я.
– А я все еще твой опекун, Елена, – непреклонным голосом ответила тетя.
Очевидно, она прекрасно поняла, что здесь происходило на самом деле.
Я вздохнула, признавая полное поражение.
– Дженна, я могу поговорить с тобой наедине? – вмешался Деймон, и, несмотря на мои мысленные протесты и гневные взгляды, обращенные к нему, жестом пригласил тетю следовать за ним.
Они вышли на улицу и направились в сад. Деймон начал разговор издалека, упомянув о том, что Дженне скорее всего не понравится то, что он скажет. Затем он принялся философствовать на тему сложностей, возникающих в отношениях некоторых пар, и вот так, болтая ни о чем, увел тетю настолько далеко, что больше ни одного слова из их разговора я не слышала.
Через двадцать две минуты они вернулись.
Когда Дженна подошла ко мне и обняла, я не поверила. Но когда я увидела блестящие от подступивших слез глаза тети, мне стало действительно не по себе.
Я бросила вопросительный взгляд на Деймона, но он лишь пожал плечами и подмигнул мне. Его так и распирало от самодовольства, а мне только и оставалось гадать, что же именно он сказал тете.
– Прости, я не знала, – ласково произнесла Дженна. – Мне следовало не сомневаться в твоих поступках, а доверять тебе, – она вздохнула. – Ох, милая, надеюсь, ты помнишь, что всегда можешь прийти ко мне со своими проблемами. Тем более с такими…
– Спасибо, – только и смогла выдавить я из себя.
– Я прекрасно понимаю твои чувства, и, надеюсь, все образуется. Но все равно, не впадай в крайности, – чуть более резко произнесла тетя и покосилась на Деймона. – Что-то есть в нем… настораживающее, – тихо шепнула она.
Не зная, как правильно реагировать и что вообще следует сейчас говорить, я просто кивнула. Дженна одобряюще улыбнулась и ушла.
И только услышав звук двигателя тетиной машины, я смогла перевести дыхание.
– Что, черт возьми, ты ей сказал?! – рявкнула я.
Деймон отошел на пару шагов назад.
– Не нужно криков, дорогая, – ухмыльнулся он. – Я всего лишь рассказал ей правду.




3157684023418888.html
3157739388430628.html
    PR.RU™