О жизни духовной

Церковь учит, что духовная жизнь – это не только переживания человеческого духа и разума, но и вся наша повседневная жизнь в целостности своего общения с Богом. Каждый поступок христианина, каждая мысль его, каждое слово и каждое дело, каждое проявление его личности – должны быть духовными, то есть вдохновляемыми и ведомыми Святым Духом, чтобы воля Бога Отца могла быть исполнена так, как она была явлена в Его Сыне. Что делаете, все делайте во славу Божию.

В Ветхозаветном законе сказано: «Я Господь, Бог ваш: освящайтесь и будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, свят».

В Новом Завете апостол Петр возвращается к этой основной Божией заповеди: «… по примеру призвавшего вас Святого и сами будьте святы во всех поступках. Ибо написано: «Будьте святы, потому что Я свят».

Люди становятся святыми через участие в святости Самого Бога, в этом – смысл единства с Ним. Все «призваны быть святыми, делаясь причастниками Божественного естества». Именно это и имел в виду Иисус Христос, когда в Своей Нагорной проповеди провозгласил: «И так будьте совершенны, как совершенен Отец ваш небесный».

Путь единения с совершенством и святостью Бога лежит во «Христе». Видящий и знающий Иисуса Христа – видит и знает Бога Отца. Находящийся в общении с Сыном – пребывает в неразрывном единстве с Отцом. Все это возможно исполнить только присутствием и силой Святого Духа в жизни человека.

«Если любите меня, – говорит Христос, – соблюдите Мои заповеди. И я умолю Отца, и даст вам другого утешителя, да прибудет с вами во век, Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его, не знает Его; а вы знаете Его, Ибо Он с вами пребывает и в вас будет».

Без Духа Божьего человек не может быть по-настоящему «человечным», быть самим собой. Как говорил Ириней Лионский (III в.): «Человек есть тело, душа и Святой Дух». Это значит, что для достижения образа и подобия Божия, по которому человек был сотворен, то есть для уподобления Христу – совершенному, нетварному образу Божию, человек должен быть храмом Духа Божьего. Если он не явится им, тогда он делается храмом лукавого духа зла. Третьего быть не может. Человек находится либо в бесконечном процессе жизни и возрождения, в единстве с Богом властью Святого Духа, либо в бесконечном процессе распада и смерти, властью разрушительной силы дьявола, возвращаясь в прах и небытие, из которых он был вызван. Именно так православное Предание понимает «два пути» закона Моисеева: «Во свидетели перед вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое, любил Господа, Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих».

То же самое говорит и апостол Павел о «двух законах», действующих в жизни человека:

«Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божьем; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих… Потому что закон духа жизни во Христе Иисусе освободил меня от закона греха и смерти… Ибо живущие по плоти о плотском промышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир.



Каждый стоит перед этими двумя путями человеческого существования: или выбрать жизнь – «жизнь в избытке», «жизнь вечную», данную Богом в творении и спасении через Иисуса Христа, или – выбрать смерть. Весь драматизм человеческого существования заключается в выборе, даже если он бессознателен.

Говорить неправду и быть неправедным – значит грешить. Надо заметить, что, описывая грех, Священное Писание употребляет слова, в контексте которых всегда имеется в виду первоначальное состояние праведности и добра. Например, слово «падение» указывает на движение вниз, уводящее от первоначального высокого состояния. Слово «скверна» дает понять о загрязнении бывшей чистоты. А слово «прегрешение» означает нарушение того, что сначала было истинным. Слова «разрыв» и «отчуждение» указывают на существовавшее единство. И, наконец, слово «отклонение» показывает на уход с правильного пути.

Нет такого слова, обозначающего грех, которое в самом своем звучании не открывало бы нам, что грех – это неестественное состояние для человека, что всякое зло действует лишь в качестве «паразита» на том, что изначально было добрым. Поэтому и в православном падении грех ни в коем случае не считается естественной частью бытия. Быть человеком и одновременно быть грешником – есть противоречие. И наоборот, чистым, верным, добрым. В этом смысле можно сказать, что духовная жизнь и состоит в том, чтобы не грешить. А не грешить – значит быть подобным Богу и Его Сыну Иисусу Христу.

Всякий, делающий грех, делает и беззаконие; и грех есть беззаконие. И вы знаете, что Он явился для того, чтобы взять грехи ваши, и что в Нем нет греха. Всякий, пребывающий в Нем, не согрешает; всякий согрешающий не видел Его и не познал Его. Дети! да не обольщает вас никто. Кто делает правду, тот праведен, подобно как Он праведен. Кто делает грех, тот от дьявола, потому что сначала дьявол согрешил. Для сего-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела дьявола.

Апостолы и святые, на основании собственного опыта, знали силу дьявола, направленную против человека, чтобы его разрушить. Но менее хорошо и бессилие дьявола, ведущее к его собственному конечному разрушению, если он сражается против человека, полного Святым Духом Божьим. Православное учение и здесь утверждает, что среднего пути между Богом и дьяволом не существует. В конечном счете, в каждый данный момент мы находимся или с Богом, или с дьяволом, служа либо одному, либо другому.

Окончательная победа принадлежит Богу и тем, кто с ним, а дьявол и его полчища будут в конце уничтожены. Но пока человек не признает и, главное, не почувствует всей реальности этой космической духовной борьбы (Бога и дьявола, добрых и злых ангелов), он не может по-настоящему называться христианином, потому что цель его духовной жизни – это победа над обманчивыми и лживыми соблазнами искушения дьявола.

Если говорим, что не имеем греха, – обманываем самих себя, и истины нет в нас. Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды. Если говорим, что мы не согрешили, то представляем Его лживым, и слова Его нет в нас.

Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали; а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника. Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира…

Здесь следует обратить внимание, что, как в Священном Писании, так и в духовном Предании Церкви, слово «мир» (т. е. вселенная) употребляется в двух различных значениях. В одном случае «мир» есть выражение всего творения Божьего, результат Его благой воли и объект Его любви.

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир. Но чтобы мир спасен был через Него.

Но кроме этого положительного видения «мира», существует также и отрицательное, когда слово «мир» означает не объект Божьей любви, но творение, восставшее против своего Творца. Так, по словам Христа: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, но я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир».

И апостол Иоанн, в своем первом Послании, продолжая говорить о вражде между Христом и «миром», дает христианам следующую заповедь:

Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек.

Такое же раздвоение существует и в употреблении слова «плоть» – означает полноту человеческого существования, самого человека. Поэтому о воплощении Христовом написано: «И Слово стало плотью…», в день Пятидесятницы Бог излил Свой Святой Дух «на всю плоть». С другой стороны, слово «плоть» используется и как эпитет безбожного и бездуховного существования:

Ибо живущие по плоти о плотском помышляют, а живущие по духу – о духовном. Помышления плотские – суть смерть, а помышления духовные – жизнь и мир; потому что плотские помышления суть вражда против Бога и в телах ваших, которые суть Божьи.

Следует подчеркнуть, что, говоря о «плоти», апостол Павел тут не имеет в виду человеческое тело, он недвусмысленно дает это понять:

Разве не знаете, что тела ваши суть члены Христовы? Не знаете ли, что тела ваши суть храм Святого Духа, которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою. Посему прославляйте Бога и в телах ваших и в душах ваших, которые суть Божьи.

Эта наблюдаемая двойственность в значениях слов «мир» и «плоть» разъяснена духовными учителями Церкви и четко разграничена в ее таинствах. Творение Божье – добро. Физическое существование само по себе не зло. Плотское тело человека не является дурным. Злы лишь греховные страсти и влечения, ибо они используют тварный мир и плотское тело человека как самоцель, как объекты идолопоклонничества и безбожных вожделений, что, по словам блаженного Августина, выражает «поклонение твари, а не Творцу».

Душа по природе бесстрастна. Страсти и суть нечто придаточное – в них виновна сама душа… естество души светло и чисто, по причине принятия им в себя божественного света… противоестественное же ее состояние бывает в людях страстных, страстям работающих.

Слыша, что должно удалиться от мира, очиститься от всего, что есть в мире, надлежит тебе сначала понять и узнать… что значит самое наименование «мир»… Мир есть имя собирательное, обнимающее собою то, что называется страстями. Когда в совокупности хотим наименовать страсти, называем их миром… Мир есть плотское житие и мудрование плоти.

Новая жизнь мира, сотворенного, искупленного и данного человеку Богом через Христа и силой Святого Духа, – есть Церковь. В ней и сосредоточивается то, что Бог желал изначально для человека.

Но не следует думать, что она является каким-то специальным «религиозным сосуществованием», отличным от того бытия, которое мы получили от Бога, сотворившего нас. Двух жизней – «естественной» и «религиозной» – не существует, есть только одна – истинная, подлинная, настоящая жизнь, жизнь с Богом, жизнь церкви, все другое же считается смертью.

Следовательно, люди, не сознающие своей принадлежности к Церкви Христовой, живут истинно и подлинно лишь в той мере, в какой они следуют Божьему закону, «написанному в сердцах их». А те люди, которые считают себя членами Церкви, являются ими столько, насколько они по-настоящему разделяют ее жизнь. К сожалению, бывает, что человек формально считается членом церкви, но при этом продолжает жить по законам плоти, закону греха и смерти.

Единственным содержанием духовной жизни человека является «стяжание Святого Духа» и в «искании прежде царства божия и праведности Его». Именно для этого и только для этого, человек был сотворен Богом.

Поступайте по духу, и вы не будете исполнять вожделение плоти, ибо плоть желает противное духу, а дух – противного плоти. Они друг другу противятся… дела плоти известны; их суть: прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, смерть, распри, разногласия, соблазны, ереси, ненависть, убийство, пьянство, бесчинство и т. п. Поступающие так Царствие Божие не наследуют. Плоть же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание.


3152957796574678.html
3153002659857507.html
    PR.RU™